Павел Шагаев. Стихи  


----------

Памятник

Я памятник себе воздвиг, сам не желая,
А он башкой упёрся в небеса.
Он видит всё, он всех обозревает.
Глядят повсюду наглые глаза.

На длинной жерди в центре огорода
Он виден каждому со всех его сторон.
Он – как маяк бессмысленной свободы,
Плюс ко всему пугающий ворон.

Рыжая девчонка

Рыжая девчонка
Под моим окном
Завопила громко,
Как весенний гром.

Я проснулся резко,
Натянул штаны,
Что порвались с треском
(Видимо, жены).

«Что залилась, дура,
В шесть часов утра?»
«Там к тебе из МУРа –
Уходить пора».

Паспорт, деньги, визу
Бросив в попыхах,
Лез я по карнизу
В порванных штанах,

И кричала звонко
Рыжая девчонка:
«Вот он, на карнизе,
Заходите снизу».

 

Чудо

Я искал тебя повсюду,
Но никак не мог найти,
Ждал неведомое чудо,
Верил – счастье впереди.

Как-то вдруг гляжу: из леса
Вышло чудо нагишом.
Я получше пригляделся:
Чудо очень хорошо.

Всё кудрявое такое,
Тело бледное, как смерть,
Манит пальцем за собою,
Хочет в чащу упереть.

Я за ним сквозь ёлки-палки:
''Чудо, чудо, подожди!''
А хвостатые русалки
Всё мелькают на пути.

Я за ним сквозь буреломы,
Сквозь крапиву и репей,
Стала местность незнакомой,
Стало сердцу тяжелей.

Я тогда упал на траву:
''Чудо, больше нету сил.''
А оно вдруг из канавы:
''Что ж ты, милый, натворил.

Что ж бежал ты без оглядки,
Не смотрел по сторонам,
Я с тобой играло в прятки,
Все мелькало тут и там.

Сколько миленьких русалок
Было на твоём пути.
Для тебя их отыскало,
А теперь прощай! Прости!''

Растворилось тут же чудо,
Будто не было его.
Только лес густой повсюду,
И не видно никого.

 

 

Весна

В саду камней уже растаял снег,
Трава пробилась вдруг сквозь мостовую,
Весна скатилась с побеленных век
Капелью звонкою от солнца поцелуев.

Ты вышла из подъезда, как весна
Выходит из объятий зимней стужи.
И в этот день особенно ясна,
А под ногами зайчики играют в прятки в лужах.

Я у подъезда. Белые цветы
В моих руках, но ты проходишь мимо,
И по асфальту мокрые следы
В толпе исчезнут, словно в небе струйка дыма.

Но знаю я, что будет новый день
И что опять в молчанье терпеливом
Я буду ждать, когда родная тень
Коснется губ моих весенним переливом.

И, может быть, когда-нибудь твой взор
Опустится на бедное творенье,
И в небе запоет священный хор,
И стану я твоей невидимою тенью.

Я стану пеньем перелетных птиц,
Я стану воздухом, которым дышим,
Я буду заревом играющих зарниц,
Прольюсь дождем по оголенным крышам.

В невидимое эхо превращусь
И отзовусь вдали коротким звуком,
О скалы острые надменно разобьюсь
Волной, поднятою жестоким ветром с юга.

И больше мне не надо ничего,
Я часть всего, затерянный в просторах,
Цветет весна и пахнет естество,
Так резко, как не пахнет даже порох.

Я никогда сюда не возвращусь,
Зачем мне эта грешная планета,
Я растворюсь, в тебя я растворюсь
Частичкой глупого ненужного поэта.




Музы

Заходила как-то Каллиопа,
Терпсихора как-то заходила,
И с Эрато нежились мы оба,
Даже на Эвтерпу были силы.

С Мельпоменой вместе горевали,
Вместе с Талией мы корчили гримасы,
С Клио книжки древние читали,
А с Уранией искали жизнь на Марсе.

С Полигимнией мы были очень близки
И встречались часто по заказу.
Милые, родные музы-киски,
Как нам нравились прогулки по Парнасу.

Но не вышло из меня поэта,
Да и в музыке я вышел не силен,
И среди всех муз, теплом согретых,
Мне приятней все же Аполлон.



Поэт и девушка

Он был галантен, словно мим,
И обходителен сверх нормы,
И не сбивали его ритм
Ее волнующие формы.

Он ей читал свои стихи,
Слюнями брызгая в восторге,
О чудном запахе ольхи,
Про три березке на пригорке.

Он руки нежно целовал,
А сам указывал на звезды,
Мол, где-то там я Вас искал,
Когда не знал, что здесь мой космос.

Вы как цветок среди песков,
Вы – луч надежды в черном небе,
И описать не хватит слов,
Пред Вами весь блаженный трепет.

Когда восток плодит восход,
И пар сиреневый клубится,
То солнце бледное встает,
Чтоб в свете Вашем раствориться.

И птицы певчие поют
Лишь Вам единой подражая,
Деревья сыпят изумруд
С ветвей своих, Ваш путь стилая.

Весь этот мир живет лишь тем,
Что вы живете в этом мире,
И нет вокруг других систем,
И нет вокруг других эфиров.

Он был как будто невесом,
Он плыл пред нею синей птицей,
Махал рукою, как крылом,
Из кожи вылезти стремился.

Пылал огонь в его крови,
Она ж была на грани стресса,
Он пел весь вечер о любви,
А ей весь день хотелось секса.

 

Что-то выше

Когда с тобой в одной постели,
Я забываю обо всем:
О том, что мы три дня не ели,
О том, что мы четыре пьем.

И голова идет пусть кругом,
Пусть эротический заряд,
Что так тревожил наши губы,
Угас четыре дня назад.

Но есть же, есть же что-то выше
Тех низменных и плотских чувств,
Что заставляет прыгать с крыши,
Идти на тысячи безумств.

Эх, только позабыл я в спячке,
Как звать то чувство, что жжет кровь:
Быть может – белая горячка,
Быть может – вечная любовь.

Но что бы ни было бы это,
Невидимое, словно бог,
Оно нам дарит сухость лета,
Хоть протекает потолок.

Не стоит думать о постылом,
Коль есть крылатые мечты,
Как говорят в народе, с милым
Рай и у газовой плиты.

 

Cтихи Павла Шагаева в интернете

Cайт рок-группы "1300"

Вернуться в читальню "Моробышка"

Фонотека "Моробышка"

На главную "Моробышка"

Афиша

Люди "Моробышка"

Гостевая


Hosted by uCoz