Виталий Максимович. Проза  


Чёрное



Летом она питалась большей частью солнцем и звуками ; на день вполне хватало несколько стаканов южного воздуха и кулька ласточкиных криков . Спускаясь усохшими ступеням к морю , которые будто сталкивали ее одна на другую , она шла на размеренный шепот вечернего прилива . Шелест колышущихся волн охватывал со всех сторон и даже слегка укачивал . Это еще до входа в воду . А когда она , сбросив на еще не остывший песок ситцевое платье , соединялась с этой всегда новой стихией , - исчезало все , и дом и сам берег . Оставалось лишь море , бескрайнее море, стирающее всю пресность жизни . Порой , когда молчаливый восторг становился нестерпим , она позволяла себе украдкой проронить несколько слезинок . Капельки падали на ее подростковую грудь и позже воссоединялись с водой, вобравшей в себя мировую скорбь всех веков . Это нравилось . Путь слез , когда - то начатый сдавленными стенаниями Медеи , и продолженный ею ...
Где - то далеко раздавался утомленный гудок корабля . С пристани доносилась музыка и крики грузчиков . Время от времени тела касались жгучие медузы . Она их легонько отстраняла от себя . Ступни покалывали острые края ракушек .
Вскоре , после подзывающих хлопков по воде , стремительно подплывал тайно прирученный дельфин . Он тут же находил ее ладонь , раскрытую под водой , и игриво подталкивал руку вверх . Она приветливо его поглаживала , он уворачивался и возвращался вновь . Затем легко и с удовольствием катал на себе эту девочку , слепо ему доверявшую . Детские руки охватывали скользкое тело любимца , и он резво уносил наездницу далеко от берега . Под ними безмолвствовала глубина , но она даже не задумывалась об опасности . Было хорошо и свободно . Последнее время он приноровился , не сбавляя скорости , осторожно подныривать и затем выскакивать вместе с нею из воды . Почувствовав предшествующее скачку вздрагивание , она изо всех сил сжимала его плавник и , почти оторвавшись от воды , взвизгивала . Такие трюки приводили обоих в неописуемый восторг , в эти моменты они становились единым целым . Редкие приезжие , иногда невольно замечавшие бесплатное представление , аплодировали с берега . Мирно вернув сухопутную подругу на мелководье , дельфин кружился поблизости до тех пор , пока не раздавалось тявканье собачки , нетерпеливо поджидавшей на берегу свою хозяйку . Болонка радостно подпрыгивала и сопела , тыкалась в ее мокрые ноги своим носом . Девочка вынимала из мешка махровое , пропитанное дневным теплом , полотенце и неспеша вытиралась .
Почти всегда , у ступенек , ее поджидал соседский мальчик - молчун - татарин - и , нескладно выговаривая слова , совал ей в руки ожерелье из сушеных бычков . Она принимала и тихо благодарила его . Иногда он приносил ей мороженое , которое непременно разворачивал своими руками , проявляя таким образом неподкупную заботу . Шоколад хрустел , ломался на губах и сладко таял . Губы потом долго пахли ванилью . Мальчик , старательно замедляя шаги , провожал ее до самых ворот дома , напоследок гладил собачку , отстегивал поводок и , простившись , молча наблюдал за тем , как она закроет за собой высокую калитку . Ей всегда очень хотелось подольше погулять с мальчиком , послушать его прерывистую речь и шуршание его босых ног . Как только она входила в свой , покрытый виноградным шатром , дворик - неудержимо начинали бежать слезы . Здесь все было неизменно тихо . Ее прирожденная слепота становилась особенно тягостной .


------------------------------------------------------------------

Виталий Максимович в интернете

Вернуться в читальню "Моробышка"

Фонотека "Моробышка"

На главную "Моробышка"

Афиша

Люди "Моробышка"

Гостевая


Hosted by uCoz